Научные интересы:

  • социология права;
  • институциональная экономика;
  • теория коллективных действий.

Старший научный сотрудник Международного центра изучения институтов и развития (МЦИИР) Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ), доцент департамента прикладной экономики.

С 2012 года работает в МЦИИР, с 2014 года — сотрудник департамента прикладной экономики там же. С февраля 2016 по январь 2020 года был исполнительным директором Ассоциации независимых центров экономического анализа (АНЦЭА).

В 2012 году с отличием окончил бакалавриат факультета социологии НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге и также с отличием — магистратуру факультета социологии НИУ ВШЭ в Москве по специальности «Прикладные методы социального анализа рынков». В 2018 году, защитив в НИУ ВШЭ диссертацию на тему «Социальные и экономические факторы независимой деятельности адвокатов в современной России», получил степень кандидата социологических наук.

Лауреат первой премии «Новое поколение» АНЦЭА для молодых экономистов-аналитиков «За исследование социальных механизмов и условий, влияющих на выбор юристов между выгодой и профессиональной ответственностью» (2014).

Избранные научные публикации:

  • Marques II I., Levina I. A., Kazun A., Yakovlev A. A. Calling the Cavalry: Firm-level Investment in the Face of Decentralized Expropriation // Journal of Institutional Economics. 2020. — Vol. 16. — No. 4. — P. 503−518.
  • Rochlitz M., Kazun A., Yakovlev A. A. Property rights in Russia after 2009: from business capture to centralized corruption? // Post-Soviet Affairs. 2020. — Vol. 36. — No. 5−6. — P. 434−450.
  • Kazun A. Stopping the feast in times of plague: fighting criminal corporate raiding in diverse Russian regions // Post-Soviet Affairs. — 2020. Vol. 36. No. 5−6. — P. 416−433.
  • Казун А. П. Защита российских промышленных компаний от силового давления на бизнес: эффективность судебного механизма // Вопросы экономики. — 2020. — № 3.
  • Казун А. П., Казун А. Д. Качество институтов и борьба лидеров стран Большой двадцатки за международную повестку дня в печатных СМИ // Журнал институциональных исследований. — 2020. Т. 12. — № 1.
  • Kazun A. D., Kazun A. P. How State-Controlled Media Can Set the Agenda on the Internet: Coverage of Three Tragedies on Different Types of Russian Media // Demokratizatsiya: The Journal of Post-Soviet Democratization. — 2019. Vol. 27. No. 3. — P. 371−398.
  • Kazun A., Yakovlev A. A. Legal mobilization in Russia: how organizations of lawyers can support social changes // Crime, Law and Social Change. — 2019. Vol. 72. — No. 3. — P. 303−325.
  • Казун А. Д., Казун А. П. И не друг, и не враг: Дональд Трамп в российских СМИ // Полис. Политические исследования. — 2019. — № 1.
  • Kazun A., Yakovlev A. A. Who demands collective action in an imperfect institutional environment? A case study of the profession of advocates in Russia // Journal of Eurasian Studies. 2017. — Vol. 8. — No. 1. — P. 60−71.
  • Казун А. П. «Адвокат дьявола» для «оборотня в погонах»: какие адвокаты защищают российских правоохранителей, попавших под суд? // Журнал институциональных исследований. — 2018. Т. 2. — № 10.

Публикации в СМИ:

Выступления на научных конференциях:

  • Conference of the Society for Institutional & Organizational Economics (SIOE). Швеция, 2019. Доклад «Management of Violence: Effect of Regional Authorities on Corporate Raiding in Russia».
  • 68th Annual Conference of the International Communication Association. Прага, Чехия, 2018. Доклады «A Friend Who Was Supposed to Lose: How Donald Trump Was Portrayed in the Russian Media?» и «Coverage of Three Tragedies in the Russian Media: Application of the Network Agenda Model» (совместно с Анастасией Казун).
  • BASEES Annual Conference. Кембридж (Великобритания), 2017. Доклад «How to Expand the Rule of Law in an Imperfect Institutional Environment? Some Implications from Russia’s ‘Limited Access Order'».
  • XVIII Апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества. Москва, Россия, 2017. Доклад «„Адвокат дьявола“ для „оборотня в погонах“: какие адвокаты защищают российских правоохранителей, попавших под суд?».
  • Third ISA Forum of Sociology «The Futures We Want: Global Sociology and the Struggles for a Better World». Вена (Австрия), 2016. Доклад «Social Responsibility of Russian Lawyers: Factors of Engagement into „Pro Bono“ Work».
  • ICCEES IX World Congress. Макухари (Япония), 2015. Доклад «A case study of the professional community of attorneys in Russia».

Привлечение внимания через СМИ как тактика защиты в уголовных делах по экономическим преступлениям

Постановка проблемы

Ежегодно в России в статусе обвиняемых по экономическим преступлениям оказываются около 5−6 тысяч предпринимателей и топ-менеджеров. Российские СМИ в свою очередь нередко пишут о случаях, когда тот или иной предприниматель попадает под следствие при противоречивых обстоятельствах.

В ряде ситуаций такие публикации в СМИ об уголовных делах — часть тактики стороны защиты. В нескольких хорошо задокументированных случаях (например, «дело химиков», «маковое дело» и другие) предприниматели действительно необоснованно подвергались уголовному преследованию, которое составляло часть рейдерской атаки на бизнес. Одновременно с этим очевидно, что далеко не все случаи давления на предпринимателей освещаются в СМИ и не у всех ставших известными случаев силового давления на бизнес позитивный исход.

Академическое исследование о публичных тактиках защиты в уголовном процессе позволит систематизировать опыт адвокатов и судебных журналистов, сопоставить действия и ожидания различных участников процесса, сделать выводы о факторах, определяющих результат. Исследование может представлять интерес как для профессионалов, использующих публичные тактики защиты на суде, так и для академического сообщества, занимающегося вопросами правоприменения.

Теоретический контекст

В исследовании использовалась научная литература по медиа и праву. Эти источники можно разделить на три тематических блока, органически дополняющих друг друга.

Первый блок касается вопроса о том, почему СМИ освещают одни сюжеты и игнорируют другие [Vining and Marcin, 2014; Collins and Cooper, 2015; Strother, 2017]. Согласно концепции публичных арен [Hilgartner and Bosk, 1988], формат медиа предполагает ограничение объёма и количества публикаций, а значит, социальные проблемы борются между собой за внимание публики. Это верно и для общественно значимых судебных дел.

Второй блок исследований медиа и права отвечает на вопрос о том, как освещение кейсов влияет на общественное мнение [Kramer et al., 1990; Liebman, 2005; Wu, 2014; Hitt and Searles, 2018]. Эти исследования, как правило, выполняются в рамках теории установления повестки дня (agenda-setting), которая указывает на то, что количество информации, а также её качественные характеристики (тон, эмоциональность и прочее) может влиять на общественное мнение.

Третий блок исследований медиа и права анализирует влияние СМИ и вызванного ими общественного резонанса на решения судов [Glick and Pruet, 1985; Haggerty and Haggerty, 2003; Calvin et al., 2011; Nelson, 2014; Boyd and Nelson, 2017]. Прежде всего, такое влияние возможно через присяжных заседателей, но судьи также принимают во внимание интерес общественности.

Однако в литературе мало исследований, которые принимали бы во внимание институциональные особенности правосудия в России, такие как «обвинительный уклон» [Khodzhaeva and Rabovski, 2016], «палочная система отчетности» [Paneyakh, 2014], «телефонное право» [Hendley, 2009] и другие.

Среди факторов, оказывающих влияние на движение уголовного дела и приговор, внимание СМИ — лишь одно обстоятельство из многих. Теория поведения закона, предложенная Дональдом Блэком [Black, 2010], предлагает учитывать социальную стратификацию, морфологию, культурную дистанцию, организационное измерение, а также наличие других «конкурирующих» форм контроля. Эта теория, в частности, отлично объясняет, почему закон чаще встает на сторону «сильных», а не «слабых», что верно и для России [Volkov, 2016].

Другое направление исследований — анализ взаимодействия сторон судебного процесса, который чаще всего происходит в рамках теории полей [Bourdieu, 1987]. Также следует выделить подход, предложенный в работе [Ходжаева and Рабовски, 2015], выделяющей тактики «слабой стороны» (защиты) и стратегии «сильной стороны» (обвинения).

В подходах, связанных с социологией права, однако, не уделяется достаточного внимания роли медиа в судебном процессе. Стыковка двух перечисленный направлений — первый шаг для формулировки исследовательского дизайна настоящего проекта.

Концептуализация и дизайн исследования

При эмпирической проверке теория поведения закона Дональда Блэка получила смешанные результаты [Gottfredson and Hindelang, 1979; Avakame et al., 1999]. Одно из возможных объяснений того, почему эта теория прекрасно работает в одних случаях, но плохо показывает себя в других, — то, что в ней смешиваются две функции права как системы государственного контроля, а также не учитывается фактор публичности.

Первая функция — поддерживать социальную стратификацию [Seron and Munger, 1996], причём не только в марксистских терминах социального класса, но и значительно шире, с учётом самых разных статусных различий [Borg and Parker, 2001], в том числе таких, как гендер [Siegel, 1996] и раса [Haney López, 2010]. Другая функция права состоит в прямо противоположном — поддержании социальной справедливости [Rose, 2000], в том числе «процедурной справедливости» [Borg and Parker, 2001]. Две функции закона в ситуации неравенства сторон нередко вступают в противоречие друг с другом.

Важно, что теория Дональда Блэка практически не учитывает фактор публичности. Из описанной выше литературы по проблематике медиа и права можно выдвинуть предположение, что информация о деле может быть если не главным, то по меньшей мере одним из важнейших «переключателей» между различными функциями права.

Ключевое теоретическое предположение настоящего исследования состоит в том, что поведение закона (его «количество» и «стиль») неразрывно связано с поведением информации (её «количеством» и «качеством»). В свою очередь, мобилизация права [Berg and Rogers, 2017] напрямую связана с изменением количественных и качественных свойств информации о том или ином кейсе, что позволяет «переключать» функции права с одной на другую.

Выдвигаются следующие тезисы:

  • освещение кейса в медиа — сигнал для участников судебного процесса о готовности обвиняемого инвестировать ресурсы в мобилизацию права;
  • чем меньше объём информации, тем, при прочих равных, сильнее функция закона как системы поддержания социальной стратификации и слабее функция закона как инструмента обеспечения социальной справедливости, верно и обратное;
  • чем сложнее и противоречивее информация, тем, при прочих равных, сильнее функция закона как системы поддержания социальной стратификации и слабее его функция как инструмента обеспечения социальной справедливости, верно и обратное.

Количество и качество информации зависит от множества параметров, которые можно подразделить на следующие категории:

  • характеристики дела (медийный аспект, определяющий степень общественного внимания к делу);
  • характеристики сторон (ресурсный аспект, определяющий возможности сторон по использованию стратегий и тактик);
  • действия сторон (тактико-стратегический аспект, который в свою очередь предполагает адресата, инструменты и ожидаемый результат);
  • характеристики среды (структурный аспект, предопределяющий физические, географические и институциональные границы распространения информации).

Основной вывод из приведённой концепции — тезис о том, что стороны уголовного процесса могут влиять на поведение закона с помощью количества и качества информации. В настоящем исследовании мы проанализируем, как это работает.

Исследовательские вопросы

Хотя описанную концепцию потенциально можно применить для анализа публичной тактики защиты по любому типу дел, в том числе гражданских и арбитражных споров, настоящее исследование фокусируется прежде всего на экономических делах.

Стороны по экономическим делам обладают значительным количеством ресурсов, что позволяет им нанимать более профессиональных защитников и использовать тактику публичной защиты.

Первый исследовательский вопрос состоит в том, как происходит выбор профессиональными юристами и их подзащитными этой тактики.

Второй исследовательский вопрос — как журналисты и редакторы отбирают судебные кейсы для освещения. Экономические дела могут обладать характеристиками, делающими их достаточно резонансными и интересными для общественности, но в то же время они касаются сравнительно более сложных для понимания публики вопросов, то есть заведомо требуют профессионального перевода.

Третий вопрос заключается в анализе эффективности публичной тактики. Это связано с проверкой выдвинутых ранее гипотез о роли количества и качества информации.

Методы исследования

Основной источник информации для анализа в настоящем исследовательском проекте — глубинные интервью. Будут взяты интервью с 25 адвокатами, участвовавшими в резонансных экономических делах, и с 15 судебными журналистами (регионы — примерно 50% выборки).

Три региона России (Москва, Новосибирская область, Краснодарский край) находятся в фокусе внимания. В них дополнительно будут проинтервьюированы представители локальных деловых ассоциаций, что позволит принять во внимание также опыт предпринимателей. Региональный аспект важен для проверки предположения о роли географических и институциональных границ в реализации публичной тактики защиты.

Предварительные результаты

Проведенные в ходе пилотного этапа интервью позволяют сделать ряд предварительных выводов.

  • В целом адвокаты сходятся в том, что публичная тактика защиты необходима в ситуации, когда юридически обоснованные аргументы защиты не были услышаны. Однако её сложно использовать, поскольку привлечь внимание общественности к делу, как правило, непросто.
  • Опытные адвокаты разделяют «плохие» и «хорошие» примеры использования публичной тактики судебной защиты. Плохие примеры связаны со «сливами», созданием «шума» или самопиаром, хорошие предполагают грамотное выстраивание коммуникации через уважаемые издания.
  • Ключевой адресат публичной тактики защиты может отличаться. Им могут быть следователи и судьи, профессиональное сообщество, деловые партнеры, активисты, обычные граждане.

Предварительные результаты исследования в целом не противоречат исходным гипотезам. Во-первых, наличие публичности, по всей видимости, действительно переводит дело в глазах участников в разряд «особых». Во-вторых, значение имеет как объём информации, так и её качество. Одновременно с этим пилотный этап показал широкое разнообразие действий и вкладываемых в них смыслов, что может свидетельствовать о том, что в процессе анализа могут быть выявлены новые, не описанные выше факторы.

Источники

Ходжаева, Е. Рабовски, Ю. Стратегии и тактики адвокатов в условиях обвинительного уклона в России // Социология власти. — № 2. — С. 135−167.

Четверикова И., Титаев К. Структура и основные черты экономических преступлений в России (на основе данных 2013−2016 годов). Аналитический обзор. ЦСР. ИПП ЕУ СПб, 2017.

Avakame, E. F., Fyfe, J. J. and Mccoy, C. (1999). «Did you call the police? What did they do?» An empirical assessment of black’s theory of mobilization of law. Justice Quarterly, 16 (4), 765−92.

Berg, M. T. and Rogers, E. M. (2017). The Mobilization of Criminal Law. Annual Review of Law and Social Science 13.1, 451−69.

Black, D. The Behavior of Law. Emerald Group Publishing. 2010. [Black, D. The Behavior of Law. Academic Press. 1976.]

Borg, M. J. and Parker, K. F. (2001) Mobilizing Law in Urban Areas: The Social Structure of Homicide Clearance Rates. Law & Society Review 35.2, 435.

Bourdieu, P. (1987.) The Force of Law: Toward a Sociology of the Juridical Field. The Hastings Law Journal, 38, 805−53.

Boyd, C. L. and Nelson, M. J. (2017). The Effects of Trial Judge Gender and Public Opinion on Criminal Sentencing Decisions. Vanderbilt Law Review, 70 (6), 1819−43.

Calvin, B., Collins, P. M. and Eshbaugh-Soha, M. (2011). On the Relationship between Public Opinion and Decision Making in the U. S. Courts of Appeals. Political Research Quarterly 64 (4), 736−48.

Collins, T. A. and Cooper, C. A. (2015). Making the Cases «Real»: Newspaper Coverage of U. S. Supreme Court Cases 1953−2004. Political Communication 32.1, 23−42.

Glick, H. R. and Pruet, G. W. (1985). Crime, public opinion and trial courts: An analysis of sentencing policy. Justice Quarterly, 2 (3), 319−43.

Gottfredson, M. R. and Hindelang, M. J. (1979). A Study of the Behavior of Law. American Sociological Review, 44 (1), 3−18.

Haggerty, J. F. and Haggerty, J. (2003). In The Court of Public Opinion: Winning Your Case with Public Relations. 1st Edition. Wiley, Hoboken, N.J.

Haney López, I. F. (2010). Post-Racial Racism: Racial Stratification and Mass Incarceration in the Age of Obama. California Law Review, 98 (3), 1023−73.

Hendley, K. (2009). ‘Telephone Law' and the ‘Rule of Law': The Russian Case. Hague Journal on the Rule of Law, 1 (02), 241−62.

Hilgartner, S. and Bosk, C. L. (1988). The Rise and Fall of Social Problems: A Public Arenas Model. American Journal of Sociology, 94 (1), 53−78.

Hitt, M. P. and Searles, K. (2018). Media Coverage and Public Approval of the U. S. Supreme Court. Political Communication 35 (4), 566−86.

Khodzhaeva, E. and Rabovski, Y. S. (2016). Strategies and Tactics of Criminal Defenders in Russia in the Context of Accusatorial Bias. Russian Politics & Law, 54 (2−3), 191−226.

Kramer, G., Kerr, N. and Carroll, J. (1990) Pretrial publicity, judicial remedies, and jury bias. Law & Human Behavior, 14 (5), 409−38.

Liebman, B. L. (2005) Watchdog or Demagogue? The Media in the Chinese Legal System. Columbia Law Review, 105 (1), 1−157.

Nelson, M. (2014). Responsive Justice?: Retention Elections, Prosecutors, and Public Opinion. Journal of Law and Courts, 2 (1), 1−45.

Paneyakh, E. (2014) Faking performance together: systems of performance evaluation in Russian enforcement agencies and production of bias and privilege. Post-Soviet Affairs, 30 (2−3), 115−36.

Rose, N. (2000). Government and Control. The British Journal of Criminology, 40 (2), 321−39.

Seron, C. and Munger, F. (1996). Law and Inequality: Race, Gender… and, of Course, Class. Annual Review of Sociology, 22 (1), 187−212.

Siegel, R. (1996). «The Rule of Love»: Wife Beating as Prerogative and Privacy. The Yale Law Journal, 105 (8), 2117−2207.

Strother, L. (2017). How Expected Political and Legal Impact Drive Media Coverage of Supreme Court Cases. Political Communication, 34 (4), 571−89.

Vining, R. L. and Marcin, P. (2014). An Economic Theory of Supreme Court News. Political Communication, 31 (1), 94−111.

Volkov, V. (2016). Legal and Extralegal Origins of Sentencing Disparities: Evidence from Russia’s Criminal Courts. Journal of Empirical Legal Studies 13.4, 637−65.

Wu, Y. (2014). The Impact of Media on Public Trust in Legal Authorities in China and Taiwan. Asian Journal ofCriminology, 9 (2), 85−101.