Научные интересы:

  • социология здоровья и медицины
  • социальная и семейная политика
  • реформы здравоохранения
  • социология профессий,
  • гендерные исследования
  • качественная методология полевых исследований

Научный сотрудник и координатор программы «Гендерные исследования» Европейского университета в Санкт-Петербурге, докторант факультета социальных наук Университета Хельсинки.

В 2017 году окончила PhD-программу факультета политических наук и социологии ЕУСПб и в 2013 году — магистерскую программу по социологии ЕУСПб. Текущее исследование посвящено устройству системы родовспоможения в Тверской области: каковы её особенности, как влияют на неё государственные реформы здравоохранения, социальная и географическая удаленность.

Избранные научные публикации:

Borozdina E., Novkunskaya A. Institutional logics in Russian healthcare: the patient’s perspective // The Journal of Social Policy Studies (under revision)

Matveev I., Novkunskaya A. Welfare restructuring in Russia since 2012: national trends and evidence from the regions // Europe-Asia Studies (under revision)

Новкунская А. Институциональные разрывы преемственности в российском родовспоможении //Критическая социология заботы: перекрестки социального неравенства. Е. Бороздина, Е. Здравомыслова, А. Темкина, (ред.) Издательство ЕУСПб (в печати)

Новкунская А. Бюджетные госпитальные роды в российской системе здравоохранения: различия в подходах // Антропологический форум. 2018. № 37. С. 177−197

Новкунская А. Роды по мягким методикам в провинции: возможности и ограничения". // Препринт «Меняющееся родовспоможение: взгляд акушерок и социологов», А. Темкина, Е. Бороздина (ред.), Издательство ЕУСПб, 2017, стр. 31−44

Новкунская А. Распределение ответственности в области репродуктивного здоровья: перспектива акушеров-гинекологов // Laboratorium, 8 (2), 2016, стр. 82−106

Новкунская А. «Безответственные» роды или нарушения норм российского родовспоможения в случае домашних родов // Журнал исследований социальной политики, том 12 № 3, 2014. Стр. 353−366

Публикации в СМИ, выступления на конференциях и семинарах:

Новкунская А. Родил — на том спасибо. Как поменять российскую систему родовспоможения? // Republic, 19.06.2019.

Новкунская А. Медицина для государства. Как бюрократической логике мешают пациенты // Republic, 16.04.2019.

Как устроены роддома в России и почему врачи относятся к родам как к болезни. Рассказывает социолог Анастасия Новкунская // Бумага, 28.06.2018

Новкунская А. Система родовспоможения в России как «сломанная» инфраструктура // Блог конференции Living infrastructures, 23.03.2017. (English version: Facility based childbirth in Russia as broken infrastructure)

Лекция «Родовспоможение в России: реформы и последствия» в проекте «Публичные лекции „Полит.ру“», совместный цикл с Европейским университетом в Санкт-Петербурге, 05.06.2017

Повседневность удаленности: деторождение в контексте малых городов России

Постановка проблемы

Здравоохранение и отдельные службы внутри него часто описывают при помощи категории «системы» или «сектора» (Шишкин и др. 2013; Лядова 2017). Это задает логику его изучения как сложной устойчивой структуры, не зависящей от взаимодействий на микроуровне.

Данный проект предлагает рассмотреть родовспоможение (область здравоохранения, связанную с медицинской помощью во время беременности и родов) не как систему или отрасль, а как поле, то есть как социальное пространство, или определенную конфигурацию сетей и отношений, характеризующуюся особым распределением власти (Collyer et al. 2015: 690).

Одна из задач данного исследования — расчертить это поле (mapping the field), то есть выделить ключевых социальных акторов (организации, институты, группы или индивидов), действующих в нем (Collyer 2018: 121).

Предполагается, что основными «игроками» поля родовспоможения в России являются не только институциональные агенты — министерство здравоохранения, региональные комитеты и организации здравоохранения, включая администраторов и медиков, но и неинституциональные акторы — женщины и их семьи, намеревающиеся получить либо получающие определенный сервис.

Задача данного проекта — выяснить, какими ресурсами располагают эти агенты, и какие стратегии они выстраивают, чтобы получить или удержать желаемое благо.

Экономический подход к исследованию здравоохранения включает в свой анализ формирование возможных неформальных правил и практик внутри здравоохранения, — например, оплаты медицинских услуг (Шишкин 2003; Shishkin 2018). Однако и в этой перспективе индивидуальные агенты не рассматриваются в качестве значимого социального актора, способного повлиять на организацию или изменения сектора (Sheiman et al. 2018; Shishkin 2018). Индивиды концептуализируются скорее как человеческий капитал — то есть как одна из составляющих экономического и социального развития общества (см., например, Бирюкова и др. 2018).

В социальных исследованиях существует несколько возможных подходов для изучения того, как устроено здравоохранение, как это устройство изменяется во времени, и какие акторы играют ключевую роль в этих изменениях. Проблема в том, что разные исследовательские оптики по-разному объясняют логику работы этой социальной сферы. Зачастую они остаются нечувствительными к тому, как работает эта сфера на уровне повседневных взаимодействий. Роль индивидуальных акторов в работе здравоохранения проблематизировал еще Т. Парсонс, описывая эту систему как институт социального контроля, отвечающего за возвращение больного индивида к выполнению его «нормальных социальных функций» (Collyer 2018: 113). Однако структурный функционализм и даже критикующий его марксистский подход уделяли недостаточное внимание тому, как сами акторы и их действия могут влиять на организацию и трансформацию сложной социальной системы (Ibid: 116).

Отчасти на решение этой проблемы был направлен неоинституциональный подход в организационных исследованиях, в рамках которого была предложена концепция институционального предпринимательства (institutional entrepreneurship) как стратегии, используемой индивидуальными акторами для изменения институционального поля (DiMaggio 1991). Чтобы уточнить возможные формы институциональных изменений, вызванных действиями социальных акторов, позже было введено понятие институциональной работы (institutional work). Но само определение этой категории предполагает, что акторы, действия которых направлены на создание, поддержание или разрушение институтов (Lawrence et al. 2009: 1), должны быть институционализированы. Кроме того, данная оптика оказывается нечувствительной к социальным действиям, которые не имеют долгосрочной перспективы или не вызывают изменений институтов. Как следствие, любые неформальные взаимодействия внутри институционального поля в рамках этого подхода остаются незаметными.

Итак, оптика институциональной теории и экономического подхода к исследованиям здравоохранения не позволяют изучить

  1. действия неинституциональных агентов, вовлеченных в это поле;
  2. ресурсы, которыми они располагают;
  3. адаптивные стратегии, разрабатываемые ими для реализации своих намерений. Чтобы заполнить это слепое пятно, данный проект использует для анализа стратегических действий неинституциональных социальных акторов теорию практик.

Описание объекта

Поле родовспоможения рассматривается в данном проекте как совокупность институциональных (организации здравоохранения, министерство здравоохранения, региональные комитеты) и неинституциональных (женщины и семьи) акторов.

Изменение формальных правил этого поля происходит по траектории сверху вниз (от Министерства здравоохранения к взаимодействиям внутри организационного контекста), и вызывает внутри социального поля разные последствия.

Ресурсы этого поля распределены неравномерно, как между институциональными акторами (о конкуренции между руководителями организаций здравоохранения и региональных властей см. например, (Shishkin, Zasimova 2018)), так и между институтами и индивидуальными агентами.

Исследовательские вопросы

Основной исследовательский вопрос проекта — какие адаптивные стратегии возникают у неинституциональных акторов в условиях изменения социального поля родовспоможения?

Метод исследования

Эмпирическая часть исследования проводится в Тверской области и обращается к контексту малых городов и негородских поселений, находящихся на удалении от регионального центра. В таких условиях исследуемое поле характеризуется менее развитой инфраструктурой и ограниченными ресурсами институциональных и неинституциональных акторов — это касается как экономического, так и социального капитала.

Концептуальная модель исследования анализирует социальное поле родовспоможения как состоящее из институциональных и неинституциональных акторов. Первые поддерживают работу институтов и артикулируют формальные правила поля, но могут образовывать и собственную систему неформальных практик. Последние (беременные женщины, роженицы и их семьи) — вовлечены во взаимодействия данного поля не постоянно, однако «ставки этой игры» для них самые высокие, так как непосредственно связаны с качеством жизни, состоянием здоровья и символической ценностью деторождения.

Фокус исследования обращен к периферии социального поля, в котором ресурсы всех вовлеченных в него акторов ограниченны. Изменение правил иногда приводит к дополнительным ограничениям, — например, к закрытию ближайшего родильного отделения. В таких обстоятельствах предположительно возникают стратегии адаптации к изменяющимся «правилам игры» и к изменению структуры социального поля: именно они являются основным предметом исследования. Чтобы изучить все возможные стратегии неинституциональных акторов, выделяются два измерения их различий: по степени участия в формировании стратегий (пассивные — активные) и по принципу потенциала изменений (константные — перформативные).

Теоретический контекст

Концептуализация исследования опирается на теорию практик и, в частности, — на концепцию социального поля П. Бурдье. Поле представляется как набор возможных позиций в условной игре, участники которой признают ее ставки, (Волков, Хархордин 2008: 134). Структура этого поля задается неравным распределением капитала (Бурдье 2002: 62) или разной степенью доступа к власти, и конкурирующими практиками акторов, стремящихся улучшить или сохранить свои позиции (Collyer 2018: 122). Разные системы здравоохранения в такой парадигме расчерчиваются (mapped) как исторически специфичные формы борьбы с особым иерархическим устройством и меняющимися отношениями власти между ключевыми акторами (Ibid: 123).

Поле понимается не как институциональное, но как социально-культурное пространство. Оно регулируется не только формальными правилами и состоит не только из организаций и институтов, а включает также систему неформальных правил и «фонового знания». Такое практическое знание противопоставляется схемам, формальным законам и организованным действиям властей (Волков, Хархордин 2008: 194) и предполагает изобретение новых схем — или «тактик» (Серто 2013: 113). И хотя сам де Серто критиковал П. Бурдье за его определение «стратегий» как «изощренных комбинаций, которые лавируют между правилами» (Серто 2013: 135), в данном исследовании ключевой категорией остается именно «стратегия». Теория П. Бурдье о разных формах капитала позволяет концептуализировать экономические и социальные ресурсы как возможные основания для формирования адаптивных стратегий.

Предварительные результаты

Диссертационный проект, посвященный системе родовспоможения, показал, что последние государственные реформы в этой сфере зачастую приводят к ограничению ресурсов у институциональных агентов этого поля (Новкунская 2019). Эти данные позволяют предположить, что измененные формальные правила задают другую структуру возможностей и для индивидуальных акторов. Результаты исследования могут также иметь практическую значимость, поскольку отражают проблемы поля родовспоможения, связанные с доступностью медицинской помощи.

Источники

Collyer, F.M. et al., 2015. Healthcare choice: Bourdieu’s capital, habitus and field. Current Sociology, 63(5), pp.685−699

Collyer, F., 2018. Envisaging the healthcare sector as a field: moving from Talcott Parsons to Pierre Bourdieu. Social Theory & Health, 16(2), pp.111−126

DiMaggio P., 1991. Constructing an organizational field as a professional project: US art museums, 1920−1940, Powell, W.W. & DiMaggio, Paul, 1991. The new institutionalism in organizational analysis, Chicago: University of Chicago Press, рр. 267−292

Lawrence, T.B., Suddaby, Roy & Leca, Bernard, 2009. Institutional work: actors and agency in institutional studies of organizations, Cambridge: Cambridge University Press

Meyer, J. W., & Scott, W. R., 1991. The organization of societal sectors: propositions and early evidence. Powell, W.W. & DiMaggio, Paul, 1991. The new institutionalism in organizational analysis, Chicago: University of Chicago Press, pp. 108−140

Sheiman I., Shishkin S., Shevsky, V., 2018. The evolving Semashko model of primary health care: the case of the Russian Federation, Risk Management and Healthcare Policy, pp. 209−220

Shishkin S., 2018. Health Care, In: Russia: Strategy, Policy and Administration. L.: Palgrave Macmillan, doi Ch. 21, pp. 229−239

Shishkin, S. & Zasimova, L., 2018. Adopting new medical technologies in Russian hospitals: what causes inefficiency? (qualitative study). Health Economics, Policy and Law, 13(1), pp.33−49

Аронсон П. Утрата институционального доверия в российском здравоохранении // Журнал социологии и социальной антропологии. — 2006. — Т. 9. — №. 2

Бурдьё П. Практический смысл. — 2001

Бурдье П. Формы капитала // Экономическая социология. — 2002. — Т. 3. — №. 5. — С. 60−74

Волков В. В., Хархордин О. В. Теория практик. — 2008

Новкунская А., 2019. Институциональные разрывы преемственности в российском родовспоможении, Критическая социология заботы: перекрестки социального неравенства. Е. Бороздина, Е. Здравомыслова, А. Темкина, (ред.) Издательство ЕУСПб (в печати)

Серто М. Изобретение повседневности. 1. Искусство делать // СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге. — 2013

Шишкин С. В. Бесплатное здравоохранение: реальность и перспективы // Журнал исследований социальной политики. — 2003. — Т. 1. — №. 1

Шишкин С. В., Потапчик Е. Г., Селезнева Е. В. Частный сектор здравоохранения в России: состояние и перспективы развития // Вопросы экономики. — 2013. — №. 4. — С. 94−112